Рубрики

Интервью

Александр Иншаков: Драки надоели

Александр Иншаков в дни зимних школьных каникул стал членом жюри Московского международного фестиваля фильмов для детей и юношества. Мальчишки, встречая Иншакова в кинотеатре "Пять звезд", где была основная площадка кинофорума, не могли скрыть восторга перед своим кумиром, задирали рукава и просили самого главного каскадера страны оставить свой автограф прямо на их тоненьких запястьях.
- Видела, с каким восторгом встречали вас юные зрители. Они вас узнали, потому что сегодня мало таких настоящих героев, как вы. По-вашему, каким должен быть герой нашего времени?
- Герой во все времена один. Это сильный, смелый, честный, порядочный человек, который может в трудную минуту выручить, спасти, помочь. А для этого он должен быть, конечно, сильным и искусным. К сожалению, сегодня в основном создаются образы суперменов, которые летают, взрывают, убивают направо и налево. Настоящий же герой, безусловно, должен нести положительный заряд. Но такие сейчас не в моде.
- Не имеют нынешние мужские персонажи духа рыцарства…
- В свое время нас воспитывали на романах Вальтера Скотта, Майн Рида, других приключенческих произведениях, которые мы, мальчишки, с удовольствием читали и смотрели. Потому что во время нашего детства такие книги много экранизировались. Сейчас этого почти нет. Не хватает детям, подросткам, молодежи настоящего, интересного романтического кино. Да я и сам бы такие фильмы с удовольствием посмотрел.
- Вы стали режиссером и продюсером нескольких исторических картин. Так сложилось, что ваши детские пристрастия нашли реализацию в карьере или у вас была возможность избрать именно историко-романтическую тематику?
- Желания и возможности совпали в один момент, и в результате получились те самые картины, о которых мы с вами говорим — "Крестоносец" и "Рыцарский роман". Историческая тема очень богата и благодарна. Драматургия таких историй всегда остросюжетна, всегда будоражит кровь, и в то же время повествование несет в себе некую информацию, некие знания, некую мудрость, которой так нам не хватает сегодня, в век супертехнологий. Конечно, и у режиссеров, и у зрителей сегодня другие скорости, другие темпы, хочется динамики, экшна в кадре, но разумного экшна. В основной массе фильмов участвуют уже не актеры, а живые манекены. Они ничего не играют, ничего не изображают, а только передвигаются с места на место, да и то благодаря современным технологическим возможностям. С этим надо что-то делать!
- Насколько я знаю, вы и делаете, возглавляя некую общность людей, которые упрямо продолжают играть в кино. Вы — президент ассоциации кинокаскадеров. Расскажите о людях этой профессии. А то кроме фильма "Каскадер" и песни "Улыбнитесь, каскадеры" зритель ничего не знает о них. Каскадер всегда остается за кадром, в тени.
- Профессия эта очень узкая. И в советские годы, да и сейчас по всей России всего 100 каскадеров, а из них активно работает 50 — 60 человек. Работы сейчас у ребят много. Почти ни одной картины не обходится без нашего участия. Наша профессия существует с тех пор, как возникло кино. В самых первых фильмах стали применять трюки. Изначально их делали актеры, потом поняли, видимо, что это неправильно, что актеров надо беречь, да и не каждый актер способен сделать то, что может специально подготовленный человек. В результате родилась наша профессия, и до сих пор существует, и будет, я думаю, существовать всегда. Нам приходилось работать и с американцами, и с французами, и с румынами, и с поляками. Везде есть замечательные ребята. Но наши российские, бывшие советские ребята не хуже, во многих отношениях даже и выше зарубежных коллег — по подходу, по профессионализму. Но пока мы соревнуемся с ними чисто физически, а на уровне технологий, конечно, отстаем, потому что у нас нет тех возможностей, что есть у западного, особенного у американского, кино.
- В каскадеры идут бывшие спортсмены?
- Да, по нашим правилам в нашей профессии может работать как минимум мастер спорта. Но, как выяснилось, не каждый мастер спорта может работать каскадером. Спортсмены должны побеждать, сущность спорта — это победа, а здесь приходится выводить на первый план актера, из него делать супермена, супергероя, каскадер должен быть незаметнее, чем главный исполнитель, проигрывать, поддаваться ему. Не каждому это нравится, не у каждого это получается. Здесь есть очень глубокий психологический нюанс. Потом, иногда бывает больно, иногда бывает опасно, особенно в сценах, связанных с пиротехникой, с огнем, со взрывами. Да и высотные падения, и работа с лошадьми, с животными — всегда рискованные. Если подходить к этому разумно, то можно в какой-то мере просчитать этот риск и свести опасность до минимума. А все остальное — это опыт, знания, умение.
- Большой травматизм среди каскадеров?
- Бывает… Все ребята должны быть застрахованы, иначе не будут допущены к съемкам. Нашей профессии присущ ореол романтики. Мальчишки часто хотят стать каскадерами, но должен сказать, что это не такой уж сладкий хлеб. Работы много, а зачастую и черновой. Приходится и копать, и пилить, и строгать, и гайки крутить, производить сложные расчеты. Сам трюк длится доли секунды, а подготовка занимает долгое время. Работа постановщика трюков еще более сложная, чем у каскадера-исполнителя, она сродни режиссерской и требует колоссального опыта.
Но, тем не менее, те люди, которые попали в нашу профессию, уже из нее практически не выходят.
- А в чем для вас романтика в вашей работе?
- Наверное, главное — это момент преодоления себя. Возможность достижения новых вершин. Новые, интересные трюки, которые можно придумать, подготовить, исполнить. Это очень творческая работа. Хотят они того или нет, каскадеры, когда начинают работать в кино, знакомятся с режиссерской, с операторской, актерской работой. И потихонечку становятся специалистами широкого профиля. Практически все наши ребята снимаются в эпизодических, а иные и в более значимых ролях. Так и у меня в жизни сложилось. Пришел в кино как каскадер, а стал и актером, и режиссером, и продюсером. Но я снимаюсь, когда сам делаю какие-то картины, снимаюсь в тех ролях, где необходимо мое умение, знание — как каскадера.
- А современные компьютерные технологии, когда любую сцену можно дорисовать в виртуальной реальности, не вытесняют живых людей?
- Нет, они лишь помогают. Все трюки можно разукрасить более интересно, более живо. Компьютерную графику нужно осваивать, учиться у западных коллег. Это удовольствие пока дорогое, но в скором времени, я думаю, найдет достойное развитие и в нашем кино.
- Сейчас вы готовите для зрителей что-то новое, интересное?
- Я сейчас работаю над фильмом "Пока играет вино" (или "Эффект подорожника"). Алексей Ким написал сценарий, мне он понравился, но, приступив к нему, я понял, что кое-что надо изменить, дописать, доработать. В результате получается такой серьезный экшн-фильм, и с улыбкой, и со слезой. Думаю, что и молодежи, и взрослым людям будет интересно. Когда я берусь за проект, я в первую очередь смотрю на будущий фильм с точки зрения рядового зрителя: было бы это мне самому интересно или нет? Если меня это волнует, то я начинаю работать. По-моему, до сих пор сильно не ошибался. Все, что мы делали, зрители приветствовали.
- Каким должно быть кино?
- Кино должно быть живым, интересным, несущим много информации, историческим, комедийным, музыкальным, спортивным. Вот темы, интересующие меня.
- Не в обиду каскадеру будет сказано, но многие сейчас говорят: "Ой, как эти драки на экране надоели!"
- А мне как надоели! Уже давно. Все эти махания ногами и руками, которые нам чаще всего показывают, — это все фальшь, далекая от жизни, от настоящих боевых искусств. Это я вам как специалист говорю. Я думаю, от этого надо отходить и делать другое кино. Безусловно, драки надоели, надоели менты, киллеры, проститутки, плохие депутаты. Хочется чего-то большого и светлого. Надо поднимать престиж Российской армии. Но не так, как это делается, со стрелялками, с кровью, с ужасами. Иногда этому, может быть, стоит поучиться у тех же американцев. Они с большим пиететом относятся к своей полиции, к своей армии и уже давно поднимают на щит достойных современных воинов. Это хотелось бы увидеть и в нашем кино.

Кристина КРУТИЛИНА

журнал Ролан, 2005

Информация

Центральная Школа Каратэ © Central Karate School